Skip to content

WEK Культурный кластер в Севастополе: быть или не быть?

Создание культурного кластера как одного из приоритетов национального проекта «Культура» вызвало в «городе русских моряков» нешуточную дискуссию, рискующую серьезно повлиять на политический расклад в регионе в целом.

Проект культурного кластера в Севастополе, представленный президенту в августе прошлого года заместителем председателя правительства Ольгой Голодец и бывшим губернатором Севастополя Дмитрием Овсянниковым, стал еще одной точкой напряжения в непростом регионе. Напомним, что создание подобных кластеров было определено как один из приоритетов национального проекта «Культура». Проекты будут реализованы в четырех крупных городах: Калининград как база для культурного развития западных регионов, Кемерово — для Урала и Сибири, Владивосток — для Дальнего Востока, а Севастополь — для юга страны. И хотя, к примеру, в Кемерово общественность отнеслась к проекту сделать город культурным центром с известной долей скепсиса и иронии, в целом во всех городах инициатива была воспринята крайне позитивно. За исключением Севастополя. Севастопольский проект ориентировочной стоимость 25 млрд. рублей реализует подрядчик Крымского моста компания «Стройгазмонтаж» (читай — Ротенберги). Работы были начаты еще в ноябре 2018 года с возведения жилых многоэтажных домов. Кластер будет включать музейный, театрально-образовательный и киноконцертный комплексы с парком, театром оперы и балета и Музейно-мемориальным комплексом защитникам Севастополя в 1941-1942 годах, общежитие для студентов и жилье для преподавателей. Между тем, активисты и эксперты убеждены в том, что жилые высотки окончательно испортят исторический вид мыса Хрустальный, который считается визитной карточкой города. Обсуждение строительства культурного кластера проекта, в котором приняли участие депутаты и специалисты, прошло еще в марте этого года. Его уже включили в программу развития города, на федеральном и местном уровне выделены средства на строительство. Но большой резонанс среди севастопольцев и экспертов культурной сферы показал, что общественные слушания просто необходимы. Правда, прошедшее в апреле подобное мероприятие переросло в публичный конфликт, не разрешив разногласий.

Театр объединяет

Если проанализировать точки зрения за и против, обращает на себя внимание, что большинство представителей культурного сообщества Севастополя в целом положительно оценивает кластер. Это неудивительно: такой серьезный по масштабам и финансированию проект откроет для них новые перспективы, выведет город на новый федеральный уровень, позволит позиционировать его не только как военный центр России, но и как точку культурного притяжения. Директор севастопольского Театра танца Александр Елизаров утверждает, что подобный культурный кластер даже позволит преодолеть санкции: «Все театральное сообщество мира будет тянуться сюда, на юг, чтобы посмотреть на это уникальное собрание уникальных коллективов. Это разрушит любые санкции. Мы воодушевлены, мы восторженны и постараемся соответствовать поставленной задаче». Культурный кластер действительно может способствовать активному развитию региона. Но вот решить вопрос с санкциями — вряд ли. Санкции слабо препятствуют культурному обмену, поэтому культурный кластер даже косвенно не сможет повлиять на них. Впрочем, в стратегическом плане идея выглядит довольно интересно, если ее удастся реализовать в полной мере. Для усиления эффекта от создания кластера решили привлечь не только материальные, но и человеческие ресурсы. Так, на должность руководителя Севастопольской академии хореографии приглашен скандально известный танцор Сергей Полунин (напомним, Полунин, родившийся на Украине и долгие годы выступавший в Великобритании, получил российское гражданство только в ноябре прошлого года и в честь этого сделал татуировку с портретом президента РФ Владимира Путина). Новоиспеченный руководитель Севастопольской академии хореографии очень оптимистично рассматривает архитектурный проект хореографического училища. Он считает, что в перспективе академия сможет готовить танцоров и хореографов, которые будут лучшими не только в России, но и в мире. Насколько реальны такие планы в обозримом будущем, определить нельзя, но они идеально отражают амбициозность проекта. По словам политолога Дмитрия Мельникова, «такой персонаж, как Полунин, с его украинским прошлым, по сути гражданин мира, должен показать миру, что Севастополь — современный город, отнюдь не отрезанный санкциями от современных тенденций в культуре. Тем самым инвесторы проекта говорят всем: Севастополь — это не пугалка с флотом и армией, не бойтесь, мы — один из культурных центров России, как Москва и Санкт-Петербург. Поверят ли такому посылу — сложно сказать, слишком он прямолинеен». Если с развитием оперного театра и хореографической академии власть имущие определились достаточно быстро, то согласия насчет обустройства музея достичь так и не удалось. Быть тут Музею славы Севастополя, на котором настаивают активисты и представители музейной общественности, или Музеу обороны города, который предложил Овсянников, пока до конца непонятно. Есть вопросы и к масштабности площадей музеев: так Музей обороны Севастополя должен занимать площадь в 3 тыс. кв. м, а Художественный музей будет состоять из трех залов общей площадью 2 тыс. 300 кв. м. Эксперты считают, что подобные масштабы излишни, ведь столичные музеи вряд ли привезут сюда ценные экспонаты из-за высокой влажности и солености воздуха — музейный комплекс будет расположен недалеко от моря.

Скепсис и бездумная застройка города

Активную позицию против проекта как такового занимают общественники и политики. Отчасти это вызвано их жесткой конфронтацией с бывшим руководителем Севастополя Овсянниковым, который выступал одним из основных лоббистов проекта и интересантов в возведении целого ряда коммерческих объектов. Так, например, несмотря на то, что большинство ресторанов и кафе в районе мыса Хрустальный уйдет под снос, ресторан Seavas, он же бывший «Рыбацкий стан», который связывают с чиновником, прошел масштабную реконструкцию и ремонт. Больше всего претензий у протестующих вызывает комплекс из трех корпусов жилого дома на 238 квартир. Активисты убеждены в том, что подобная активная застройка изменит внешний вид города, лишив его привычного облика и привлекательности для туристов. По сути, жилые комплексы полностью перекроют вид на море для кварталов, которые будут расположены за ними.

Севастопольский политик и глава отделения партии «Родина» Иван Комелов особенно обеспокоен тем, что застройщики пытаются сдвинуть свои жилые комплексы по максимуму ближе к морю. Это создает сразу несколько потенциальных серьезных проблем. Помимо того, что они будут закрывать вид на море, 60-метровые здания могут построить на недостаточно устойчивом для таких громадин грунте. А это может привести к катастрофическим последствиям. Кроме того, проекты большинства ЖК подразумевают закрытую огороженную территорию, которая будет ограничивать доступ севастопольцев к морю. Отдельно отметим, что списки партии «Родина» не были допущены к выборам в Заксобрание Севастополя. Неудивительно, что ее руководитель занимает такую жесткую позицию по отношению к детищу Овсянникова. Некоторые депутаты, в том числе Вячеслав Горелов, считают, что одним из приемлемых решений вопроса будет реставрация ветхого жилья. Реставрация и реновация домов, построенных в 1950-1960 годах, могут полностью решить вопрос расселения сотрудников новообразованных культурных учреждений. Вот только проект существует исключительно на словах — пока что никаких реальных вариантов его осуществления предложено не было. Но самыми активными противниками реализации проекта кластера в том виде, в каком он существует сейчас, стала так называемая команда Чалого — группа политиков и активистов, которых объединил вокруг себя Михаил Чалый, брат председателя Заксобрания Севастополя с 2014 года по 2016 год, «народного» мэра Алексея Чалого. В частности, они неоднократно проводили по этому поводу пикеты и пресс-конференции, а в августе в эфире YouTube-канала TVForpost Михаил Чалый заявил, что если к мнению протестующих не прислушаются, «пойдет второй круг, легальные протесты, а потом возможен третий круг – улица, нелегальные протесты. А это совсем плохо. До этого допускать нельзя, но это не значит, что не надо бороться за Севастополь».

Изменить нельзя оставить

Для врио губернатора Севастополя Михаила Развожаева ситуация с культурным кластером станет серьезным вызовом, с которым ему придется справиться за год до собственных выборов. С одной стороны, проект поддержан на самом высоком уровне: в июле с инспекцией его реализации приезжал премьер-министр Дмитрий Медведев, а в августе — и сам президент. Оба они настаивают на максимально сжатых сроках завершения строительства и запуска кластера. Под таким высоким покровительством Овсянников взялся бойко за дело, не дожидаясь общественных слушаний и согласования со всеми интересантами проекта. Но, как очень быстро стало очевидно, даже если проект патронирует президент, это совершенно не значит, что федеральные власти будут закрывать глаза на общественное недовольство, увеличивающее и так серьезное напряжение в таком стратегически важном регионе, как Севастополь. Пока бурление масс вокруг темы кластера не вышло всерьез на федеральный уровень и больше похоже на еще одну тему, подпитывающую традиционные местные конфликты. Задача нового врио не выпустить джина из бутылки и сохранить региональный характер протестов, от этого в том числе зависит его политическое будущее в регионе. Развожаев попытался договориться с протестующими: некоторых митингующих даже провез по стройке, чтобы показать, как все происходит на самом деле. Вероятнее всего, градус напряжения будет возрастать по мере приближения губернаторских выборов в Севастополе в следующем году. Слишком удобный повод для дискуссий и спекуляций — огромные деньги, причастность Ротенбергов, переплетенные в тугой клубок коммерческие интересы целого ряда интересантов не способствуют стабилизации.

«Проблема Хрустального культурного кластера не так проста, как ее пытается показать та или другая сторона. Территория в самом центре Севастополя достаточно запущена, идея организовать там культурное пространство неплоха. Но коренных севастопольцев конечно беспокоит, как это будет выглядеть, как это будет соотноситься с историческим обликом города, как это впишется в жилые кварталы. Нужно подготовиться к долгим разговорам и обсуждениям этой проблемы, и научиться их вести. По моему мнению, врио губернатора, который был направлен в регион, а до этого неплохо зарекомендовал себя в Народном фронте, понимает важность обеспечения таких качественных общественных коммуникаций. Как только коммуникации станут прозрачными, четкими и понятными, никому не удастся в этой мутной воде что-то ловить. Потому что вода станет прозрачной, как море у берегов Севастополя», — прокомментировала ситуацию политконсультант, специалист по коммуникациям Алена Август.

«В любом городе любое более или менее значимое строительство вызывает самые разные реакции, от восторженных до резко отрицательных. И строительство культурно-образовательного центра на мысе Хрустальный в Севастополе – не исключение. Достаточно сравнить «все театральное сообщество мира будет тянуться сюда, на юг» (художественный руководитель севастопольского Театра танца Александр Елизаров) и «это фактически 20-этажные здания, которые полностью перекрывают вид с моря на город и наоборот» (глава севастопольского отделения партии «Родина» Иван Комелов). И эти противоречия появились и вышли в публичное поле не вчера, а выборы в местное Законодательное собрание просто обострили эти дискуссии. И хотя строительные работы там уже начались, местным властям надо участвовать в ней и не отделываться формальными «публичными слушаниями», тем более, что через год в Севастополе новые, на этот раз губернаторские выборы», — комментирует ситуацию генеральный директор фонда «Прикладная политология» Сергей Смирнов.

Как говорит политический консультант, ведущий эксперт СЗИУ РАНХиГС Екатерина Колесникова, «уход из политики Алексея Чалого и возмущение его брата Михаила Чалого относительно застройки мыса Хрустальный каким-то удивительным образом совпадают в одних временных точках и событийных плоскостях. Но, может быть, это и действительно просто так совпало. Что касается возможных уличных протестов против застройки на Хрустальном. Угроза реальна. Вспомним «скверную» историю Екатеринбурга, «мусорную» в Архангельской области и т. д. Народ наш почувствовал улицу. А тут еще и президент Владимир Путин высказался, что, дескать, имеют люди право на протесты и митинги, главное, чтобы в рамках закона. Так почему бы в Севастополе сейчас не откатать очередной кейс с «улицей»? Интересанты протеста понимают это прекрасно. «Зажечь» спичку просто – выставив как генеральную идею этой кампании те факты, что Хрустальный будут застраивать «понаехавшие» Ротенберги, права севастопольцев ущемят, природу испортят, всех обманут. Простые люди не любят олигархов. Даже тех, которые что-то для них строят. Протесты в Севастополе допустить ни в коем случае сейчас нельзя. Этот вопрос для города очень важный с точки зрения репутационных рисков: туризм и соседство города с Украиной, власти которой следят за Крымом с особой ревностью. Если это политические игры? Да, вполне может быть. И господа Чалые в них могут являться главными драматургами». По мнению Мельникова, проект все равно будет реализован: «Масштаб проекта таков, что просто взять и отменить его уже невозможно. Максимум изменят что-то в мелочах, чтобы слегка успокоить протестующих. А вот как это скажется на рейтинге Развожаева — большой вопрос. Волна недовольства не снесет кластер, а его вполне может потопить. Посмотрим, как будет ситуация развиваться весной и летом 2020 года, накануне его выборов».

https://wek.ru/kulturnyj-klaster-v-sevastopole-byt-ili-ne-byt

Published inПолиттехнолог