Skip to content

МЕЛ Кто такой папа — Питер Пэн и почему жизнь с ним совсем не сказка? Психологи — о мужской инфантильности

 
 
 
ОТЦОВСТВО

Кто такой папа — Питер Пэн и почему жизнь с ним совсем не сказка? Психологи — о мужской инфантильности

Понятие «Синдром Питера Пэна» психолог Дэн Кайли ввел в книге «Мужчины, которые так и не выросли» в 1983 году. Он обычно проявляется в нежелании брать на себя ответственность и в стремлении сбежать от реальности. Подростковый психолог Никита Карпов и психотерапевт Алена Август посмотрели спектакль «Мой папа — Питер Пэн» в «Сатириконе» и выделили пять признаков инфантильных родителей.

1. Ребенок для себя

Алена Август: Иногда мужчинам удобно быть инфантильными. Родительство должно нас менять, а такому папе не хочется меняться, ему очень комфортно. Ведь как только появляется ответственность, сложно оставаться таким, каким ты всегда нравился женщинам, — легким, интересным. А быть таким хочется.

В мире инфантильных пап не они для ребенка, а ребенок для них. И они пользуются этим: играют, когда хочется, дурачатся, когда есть настроение, проживают какую-то свою жизнь. Но мало интересуются самим ребенком, воспринимают его исключительно как еще один способ развлечься.

 

2. Нежелание быть авторитетом

Никита Карпов: С одной стороны, такая вот детскость, непосредственность во взрослых самим детям очень нравится. Папа-аниматор — это же так здорово.

Однако для ребенка (пусть он даже этого не осознает) фигура родителя — это прежде всего опора, это безопасность. А инфантильный папа не дает такого ощущения. Гипертрофированная непосредственность, неорганизованность только на первый взгляд кажутся милыми, а на самом деле порождают у ребенка тревогу и недоверие к миру, к людям, ко всему на свете. При этом ощущение небезопасности, неустойчивости — одно из самых тяжелых переживаний для ребенка.

3. Отсутствие диалога с матерью ребенка

Никита Карпов: Очень часто бывает, что папа уходит от реальности из-за своих страхов, болей, а мама начинает отрабатывать за двоих — и своей жизнью не живет, и ребенок страдает. Нужен большой путь, чтобы она сама смогла начать жить полноценной жизнью и компенсировать отсутствие папы. Бывает иначе: например, папа обеспечивает семью материально, но от всего, что связано с ребенком, отстраняется — просто не берет на себя ответственность за эту часть жизни, не уделяет достаточного внимания, отвергает ребенка в моменты, когда самому папе это неинтересно или не хочется общаться. А есть папы, которые уходят с концами, звонят раз в год — и не чувствуют себя ни в чем виноватыми.

Алена Август: Нередко я сталкиваюсь с ситуациями: люди живут вместе, но не общаются, ничего не обсуждают. Отсюда появляются какие-то домыслы, претензии друг к другу. Но зачем фантазировать, кто о чем думает, когда можно просто спросить? Зачем простраивать какие-то долженствования, когда можно отношения выяснить не с накалом? Психолог часто становится таким переводчиком между людьми — с человеческого на человеческий.

Жизнь у многих сейчас идет марафоном: работа, дом, магазин, друзья, спортзал, театр, кино, в школу отдать, из школы забрать, что-то еще

Мы очень редко останавливаемся, чтобы подумать друг о друге. Можно жить и в большом доме, и в маленькой квартире с людьми, которых, как ты думаешь, ты хорошо знаешь. Но вдруг осознать, что на самом деле это не так — и вы друг другу абсолютно чужие. Так вот этим надо заниматься. Это нормально, это труд. Любить — это труд.

4. Боязнь серьезных тем

Никита Карпов: Порой супруги говорят, что им очень важно отдать ребенка в хорошую школу, научить его английскому, иначе ведь жизнь не сложится. Но при этом, когда родители ругаются при ребенке или отмахиваются, если он задает неудобные вопросы, это, с их точки зрения, как бы не влияет на жизнь.

Часто мы невнимательны, не переживаем за детей, потому что наш собственный детский опыт настолько заглушен и вытеснен, что мы не помним, как нам самим было плохо, одиноко в подобные моменты. Поэтому мы причиняем боль не только нашему внутреннему ребенку, но и не замечаем, насколько трудно и больно может быть ребенку реальному.

Алена Август: Когда родители не говорят с тобой на серьезные темы, ты рано или поздно становишься сам себе помощником. А это тяжело, потому что на такую работу нужно тратить очень много сил. Обычно ребенок, у которого нет эмоциональной поддержки, которого не слышат, начинает искать родительскую фигуру среди других людей. И хорошо, если таким человеком окажется кто-то порядочный. Часто же бывает, что авторитетом для человека становится просто кто-то более влиятельный — ребята из деструктивной группировки, секты и так далее. Если ты не веришь в своих родителей, ты эту веру будешь искать в ком-то другом. И не факт, что это будет безопасно.

5. Обиды на детей

Никита Карпов: Нередко встречается такое, что статус родителя для человека становится важнее самого ребенка. Вот есть у меня пример: интернет-знакомые с полугодовалым ребенком отправились с двухмесячное путешествие. Сначала им было прикольно, но через неделю они начали вешаться, потому что годовалый ребенок шесть часов в машине сидеть не может, ему не полезно это. Вот они столкнулись с тем, что жизнь приходится менять, — и это для них шок. Почему, мол, никто не предупредил, что больше не будет так, как нам хочется? Инфантилизм мешает это осознать, люди начинают обижаться на детей, на то, что их появление усложнило жизнь.

А ведь если ребенок чувствует себя виноватым, ответственным за родительское настроение, это очень плохо и страшно. Это значит, что в половине диалогов родители перевесили ответственность на ребенка за то, как складывается их жизнь. Но это уже опасно: каждый должен нести ответственность сообразно своему возрасту. И начинать тут надо, конечно, со взрослых, а не с детей.

Сатириконовский спектакль «Мой папа — Питер Пэн» по пьесе русского драматурга Керен Климовски обращается к теме родительской ответственности. В ярко-желтой игрушечной комнате разворачивается настоящая семейная драма: отец-весельчак, чтобы оправдать свою безработную и беззаботную инфантильную жизнь, убеждает семилетнего сына Даню, что он — Питер Пэн, который научит его летать. Но игра заходит слишком далеко: папа «улетает», прыгая с пятого этажа. Действие разворачивается в сознании рассказчика — взрослого человека, который возвращается в свое прошлое, чтобы помочь себе-ребенку.

https://mel.fm/ottsovstvo/5948037-dad_peter_pan

Published inКоуч